Гандбольный клуб «Лада»
«Лада» ВКонтакте Группа «Около гандбола» ВКонтакте Федерация гандбола России «Лада» в Фейсбуке Лада в Instagram
Написать письмо English version

 

Ставка на Трефилова

Считанные дни остаются до возобновления чемпионата России среди женских команд Суперлиги, который был прерван на целых три месяца в связи с деятельностью национальной сборной. За то время, пока клубы элитного дивизиона набирались сил перед очередными баталиями, в лагере дебютанта класса сильнейших - тольяттинской «Лады» - произошло немало примечательных событий, центральное из которых - смена главного тренера. На ближайший выезд в Астрахань, где с 20 по 26 декабря пройдут игры второго тура первенства страны с участием “Лады", команду повезет известный специалист Евгений Трефилов, имеющий богатый тренерский опыт и солидный вес в гандбольном кругу.

Не секрет, что новый кормчий женской “Лады” является ставленником “крестного отца” отечественного гандбола Владимира Максимова, по рекомендации которого Трефилов, собственно, и был утвержден в должности главного тренера тольяттинок после отставки Алексея Жаворонкова. Обоих знатоков ручного мяча связывает не только давняя дружба, но и кратковременная совместная деятельность. Именно этот тандем (Максимов как главный тренер и Трефилов как его помощник) привел российскую мужскую сборную к золотым медалям чемпионата мира-97 в Японии. За те заслуги Трефилов получил звание заслуженного тренера России.

Неоднократно работал он и с женской сборной, но долго в ней не задерживался. Страдал за свою прямоту и категоричность. Не дело это, дескать, когда клубныe тренеры, приходя к штурвалу национальной команды, тащат за собой почти всех своих игроков, превращая сборную в полигон для их обкатки. На этой почве у Трефилова постоянно вспыхивали конфликты с коллегами, и он, гордо развернувшись, демонстративно хлопал дверью.

Такие «концерты» были не по вкусу власть предержащим, и, будь на месте Трефилова кто-нибудь другой, он давно оказался бы в опале. Но солидный авторитет, подкрепленный убедительным послужным списком и покровительством всемогущего Максимова, неизменно оставлял его на плаву.

Если говорить о послужном списке, обращает на себя внимание показательный факт: где бы Трефилов ни работал, возглавляемые им команды неуклонно двигались в гору. Ему не понаслышке знакома роль «пожарного», которого бросают в самое пекло и требуют сиюминутного результата. Трефилов этот результат, как правило, выдавал. Впрочем, здесь уместнее дать слово самому Евгению Васильевичу, чей рассказ о собственной карьере нам показался крайне занимательным. Извинившись за свою хрипоту (только что тренер отработал очередную тренировку “Лады”, не жалея по обыкновению эмоций и голосовых связок), наш собеседник с радостью перенесся в 72-й год, когда, переехав из краснодарской глухомани в краевой центр, он поступил в институт физкультуры и стал профессиональным гандболистом.

"Пианист" и портной

- Первой моей командой, за которую я восемь лет отыграл в первой лиге Союза, был краснодарский “Урожай". Тогда же мне посчастливилось выступать и за сборную России среди школьников, - вспоминает Трефилов. - В армии я прослужил всего десять месяцев. Попал в астраханское “Динамо”. Мы в первый же год вышли в первую лигу и заработали тем самым досрочный дембель. Генерал вручил всем по грамоте и на радостях распустил нас по домам.

Вернувшись в "Урожай”, я возобновил выступления за эту команду и начал одновременно тренировать девчонок. Зарплату получал по тем временам козырную - восемьдесят “рэ”. Но жилья своего до 85-го года не имел. Как сейчас помню, подходит ко мне Тарасиков, главный тренер “Кубани” (ныне - наставник первой сборной и той же “Кубани”. - Авт.), игравшей в высшей лиге, и предлагает: “Хватит дурака валять, переходи ко мне в помощники, квартиру гарантирую". Ну, раз такое дело, деваться некуда. Надо было “сдаваться”, жену обеспечивать и пятилетнего сына. Семь лет отработали мы с Тарасиковым душа в душу, хотя это очень тяжелый человек. Мой знакомый психолог про таких говорит: “Это мой клиент”.

Рассорились мы с ним так. Я набрал команду дублеров, занял с ней в турнире дочерних команд второе место, а он мне заявляет: "Да разве ж это соревнование?!”. Я ему в ответ: “У каждого свой чемпионат мира. Первенство канавы для кого-то - тоже олимпийские игры”. Но он меня и слушать не хотел. Ликвидировал команду, забраковал людей, а меня посадил за пианино (в тренировочном зале в углу стоял этот инструмент). В восемь утра я приходил, садился в свой уголок, смотрел тренировку и ничего не делал. Девчонки подтрунивали: “Пианист сидит”. До Нового года я терпел, потом надоело бездельничать, создал свой кооператив, начал шить куртки и брюки джинсовые. За год заработал больше, чем за все время, проведенное в спорте. У меня тогда две машины было, третья в гараже стояла, разбитая.

Источник бед – куриные окорочка

- Возвращение в гандбол произошло спонтанно, - продолжает свой рассказ Трефилов. - В команде Тарасикова разгорелась буча. Тарас надурил девок с “бабками”, они ко мне: что нам делать? Максимов в то время часто приезжал в Краснодар (это его родина), он попытался нас помирить. Но в команде я продержался только три дня. Можете посмотреть запись в трудовой книжке, убедиться.

Что случилось? Я вернул весь состав, который разбежался. В том числе - пять заслуженных мастеров спорта, покинувших клуб сразу после чемпионата мира. И что же? Думаете Тарас смирился? Ничуть не бывало. Он в первый же день схватил меня за глотку: “Ты меня не додавил? Я тобой займусь”. Что ж ты делаешь, говорю, как мне девкам в глаза смотреть, ведь они мне поверили! Высказав перед строем все, что о нем думаю, я развернулся и ушел.

В это самое время команда “Россиянка” из поселка Городищи Волгоградской области выходит в высший дивизион. Содержала ее громадная птицефабрика: производительность 140 тонн куриного мяса, площади сумасшедшие - 50 корпусов по 100 метров, готовилась к вводу в строй вторая очередь... Руководил всем этим хозяйством сын Героя соцтруда. Он имел гандбольную команду, его брат - футбольную. Тут-то Максимов и подыскал мне местечко.

Шел 91-й год. Перед командой поставили задачу - быть в шестерке. Мы вытаскиваем “бронзу” и заявляемся в Кубок ИГФ (международной федерации)! Через год претендуем на золото, но становимся вторыми. Причина? Сказались мои продолжительные отлучки из клуба. С Левой Акопяном, тренером волгоградского “Ротора" (нынешняя “Аква”. - Авт.) мы работали со сборной. Что в итоге получилось? В декабре на чемпионат мира в Венгрию Акопян, согласно заведенному правилу, свозил 11 “своих" игроков, и у нас на этой почве случился конфликт. Мои претензии звучали так: “Я разве нанимался тренировать твой “Ротор"? Я на сборную столько времени угробил и со своей “Россиянкой" в пролете оказался!” На том и раскланялись.

Тем временем птицефабрика постепенно начала приходить в упадок: в Россию валом стали ввозиться окорочка. В Кубке Кубков мы проиграли финал венграм. Директор не был удовлетворен этим результатом, и мы в конце концов расстались, несмотря на очевидные успехи команды и детской спортивной школы. “Россиянка" претендовала на “серебро”, а школа начала давать хорошие плоды: у Акопяна сейчас шесть человек, воспитанников городищенской ДСШ, играют. Небезызвестная “сборница" Чаусова - это наш первый набор. В те годы я весь Союз излазил, собирая народ. Где-то подберешь игрока, где-то украдешь. В стране царили беспорядки, и мы пользовались моментом...

Бензовоз-кормилец

- Через год после моего ухода “Россиянка” развалилась. Я вернулся в Краснодар, взял молодежную сборную и начал ее тренировать. До этого сборная занимала 6, 8, 9 места. После шести сборов, проведенных в Краснодаре, мы поехали на чемпионат Европы и стали третьими. У меня тогда свой бензовоз был. Выезжал на трассу, продавал бензин: тем и жил. Начинались сборы - бросал бензовоз, шел на сборы. Но после чемпионата Европы в результате закулисной борьбы меня выкидывают из “молодежки”.

Макс берет меня в мужскую сборную, мы становимся чемпионами мира, а я организую и начинаю на собственные средства содержать в Краснодаре женскую команду “Аэлита". Продаю трехкомнатную квартиру в Волгограде, спускаю все свои сбережения, здорово выручает бензовоз... Команда за год вышла в Суперлигу и стала четвертой, реально претендуя на “бронзу". Каких трудов это стоило, только нам известно. Поляну нам не давали, тренировались на песке, мэр выкидывал из города, мне запретили заходить за ограду местной ДСШ! Вот так, с матюгами и криками “ура” мы попали в еврокубки - Кубок городов. Он легонький, поэтому я размышлял так: кубок возьму, докажу, что не лыком шит, а там посмотрим.

Заявляемся. И вдруг - финансовым обвал. Нет денег. Негде взять. В столице паника: за отказ от участи полагается штраф 10 тысяч швейцарских франков. Что делать? Тарасиков предлагает мне встать на колени, поднять руки и в такой позе приползти к нему, на стадион “Кубань”. Мой ответ был по-мужски суровым, он знает какой. В тот же день я “сдался” адыгейцам. Взял своих восемь человек, остальных отправил учиться и уехал в Майкоп.

Кубок в итоге мы проиграли. У адыгейцев не нашлось ни рубля, чтобы финансировать прием в Майкопе югославов, и поехали мы играть оба матча под Косово, туда, где потом бомбежки натовские были. Возвратились, ясное дело, ни с чем.

В клубе передо мной поставили задачу - быть в шестерке. Мы стали бронзовыми. Удалось уговорить президента играть еврокубок. В нынешнем сезоне “АГУ-Адыиф” далеко не на последнем месте. Но работать там стало невыносимо. Я полтора года проводил тренировки, а так называемый старший тренер читал газету. Каждый вечер я сажал своих девок в личный автомобиль и ехал с ними в Майкоп. 120 км туда и столько же обратно. Мыслимое ли дело?..

Драку я вам обещаю

Евгений Трефилов и Валентина КостюковаКорр.: И все же, почему Тольятти? В Майкопе уже есть готовая команда, рядом с домом, а тут непочатый край работы?

Трефилов: По-честному? Я, после того как мне Макс предложил Тольятти, поначалу сомневался. Но посмотрев на то, что вы здесь для гандбола отгрохали, и прикинув, сколько вы “бабок” на это потратили, тут же согласился. Я вижу, что люди хотят что-то полезное сделать и от души желаю им помочь. Не знаю, получится ли. Но если получится, значит, у меня и впрямь звезда счастливая.

Корр.: Перед началом сезона команда метила всего лишь в шестерку. Теперь начались разговоры о еврокубках. Какая все-таки задача перед вами поставлена?

Трефилов: Я сам себе ставлю задачи. В шестерку мы и так влезем. Другое дело - выкарабкаться, прыгнуть выше головы. Кто знает, может, мы на большее способны! Вот раскрутим маховик, девчонки поймут, чего они на самом деле стоят, тогда и решим, на что нам замахнуться. Раскрутить будет тяжело. Люди в команде немножко не те. Народ-то есть, клич “все сюда” был брошен, но иногда ведь и мухи на мед слетаются. Отсев и селекция будут производиться. Это неизбежно.

Корр.: Игрокам ваши методы известны?

Трефилов: Я им об этом первым делом сказал. Раз я дал слово, что буду эту команду тащить, с меня и спрос. Не обеспечим результат, в конце сезона мне скажут: мужик, ты не прав, и дадут коленом под зад. А девкам не заплатят премиальные и все такое прочее. Это начальство в сторонке стоит, наблюдает... Мы же с игроками в одной лодке, должны друг друга понимать. Обижаться глупо.

Корр.: Первые приобретения уже есть?

Трефилов: С собой я привез трех человек: одного мастера спорта, одного заслуженного мастера (Светлану Выдрину) и молодую девочку 1979 года рождения. На тур в Астрахань приедет еще одна молодая, хочу выдернуть и “сборницу” Суслину. Поскребем по России, кого-нибудь еще найдем. Надо доукомплектовать наш дубль. Чтобы уже через год-два брать оттуда готовый материал. Школу поднимем. Необходимо создать пирамиду: ДЮСШ - фарм-клуб - команда мастеров. Речь ведь идет не только о сиюминутном результате. Надо о будущем думать.

Корр.: А нынешняя “Лада”? На что она способна?

Трефилов: Девчонки немного не добирали в “физике”, это видно. Недорабатывали на тренировках. Отсюда и травмы, которые посыпались одна за другой. Но времени на ремонт нет, будем производить его на ходу. Сейчас пойдет тур за туром. Если выдюжим, то к концу сезона, уверен, команда преобразится. Но пока, повторяю, ничего неясно. В данный момент наша задача - доказать всем, что есть такая команда. Уже есть! И с ней надо считаться. Сначала докажем, а потом ввяжемся в бой с открытым забралом. Драчки будут ой-ой-ой.

Корр.: У тренера Трефнлова жесткая рука?

Трефилов: У девчонок лучше спросите. Мне кажется, что по натуре я мягкий, отходчивый. Но это в жизни. А в игре, как говорит жена, дурной. Поэтому она и не ходит на матчи. Я до сих пор играю. Живу игрой. Завожусь сам и завожу игроков. Молодость, видать, еще бурлит. Понимаю, что неправильно это. Надо быть трезвее. Но ничего поделать с собой не могу.

Корр.: Говорят, вы из сборной в ноябре ушли с очередным скандалом...

Трефилов: Да, полтора года с Тарасиковым проработал и снова поругался. С ним никто работать не хочет. Но Макс меня попросил зажать в кулак свое “я” и заключить с Тарасом мир. Ну, надо так надо. Сначала все шло нормально, а потом он вновь начал тянуть в сборную свою команду - “Кубань”. Ну и я опять не вытерпел. Все, что по этому поводу думаю, выложил в Москве на тренерском совете, вместо меня на чемпионат мира поехал другой. На днях “Кубань” (ее даже язык не поворачивается назвать сборной) вернулась оттуда. И где она? На девятом, то ли одиннадцатом месте...

Евгений Трефилов и Юрий Степанов в декабре 1999-го

Человек-загадка

Рассудительный и энергичный. Требовательный и мягкий. Улыбчивый и строгий. Оптимист и одновременно прагматик. Такие способны и горы свернуть, и дров наломать. Будем надеяться, что плохого не случится.

Мы ведь его, Трефнлова, совсем не знаем. Мы, тольяттинцы, вообще в гандболе первоклашки. Для нас что Тарасиков, что Максимов, что Акопян, что Иванов, Сидоров, Петров, Рабинович... Темный лес, словом. То ли дело Цыгуров, Постников, Гармашов... С этими все ясно. Они у нас - в авторитете. Все на виду. Как на ладони. Их успехи и неудачи под нашим микроскопом. Мы их еще учить горазды: то не так, это не эдак.

Поэтому запасемся терпением. Поживем - увидим, чего на самом деле стоит союз расправляющей плечи гандбольной “Лады" с неординарным, колючим, но обаятельным и знающим специалистом, с именем которого руководство клуба решилось связать ближайшее (и, наверное, не только) будущее команды.

- В гандболе мы пока дилетанты и еще лет пять будем ими оставаться, - честно признается президент клуба Юрий Степанов. - Поэтому при выборе нового наставника “Лады” нам пришлось полагаться на советы мэтров. Таких, как Владимир Максимов. Еще летом он порекомендовал нам пригласить Евгения Васильевича, но до конца этого сезона никаких пертурбаций на тренерском мостике мы не планировали. Перемены носили вынужденный характер. Предыдущий тренер с этими девчонками не справлялся и в конце концов сломался психологически. Какие надежды мы связываем с Трефиловым? Рассчитываем на его опыт, на умение решать поставленные турнирные задачи. Аппетит в спорте приходит во время игры. Свои планы на этот сезон мы уже успели скорректировать. Если уж браться за дело, то серьезно. Иначе незачем кормить этих сорок человек.

***

Жесткая позиция, нечего сказать. Суровая. Но она, на наш взгляд, в наибольшей мере характеризует принципы, на которых основывается политика содержателей команды. Максимализм давно стал визитной карточкой Тольятти и ВАЗа. Трефиловской дружине это еще предстоит осознать. Удачи ей на тернистом и ухабистом пути!

 

Игорь Гречушников, ИА «ТИ»

«Тольяттинское обозрение», 15.12.1999


© ООО ГК "ЛАДА", 2002-2017 гг.
Тольятти, УСК "Олимп", Приморский б-р 49. Тел. (8482) 35-09-07, 35-86-02.
При использовании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на первоисточник обязательна!